ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

Каролина: уголовно-судебное уложение Карла V



Страница: 2/6


О достаточном доказательстве открытого убийства,
случившегося в драке или распре многих людей,
в коем никто не желает сознаться
XXXIV. Если убийство произошло в открытой драке или распре и никто не хочет признать себя виновным, а подозреваемый участвовал в драке против уби того, выхватил свой нож и колол, рубил и наносил иной опасный удар убитому, то это дает достаточное доказательство для применения допроса под пыткой. Подобное подозрение еще усилится, если видела его оружие окровавленным. Если же такие и подобные им улики отсутствуют, то он не может быть подвергнут допросу под пыткой, хотя бы он и присутствовал при драке, не совершая опасных действий .

Об уликах, достаточных против матери, которая тайно родила и убила своего ребенка
XXXV. Если гулящую девку, которая выдает себя за девушку, заподозрят в том, что она тайно родила и убила ребенка, то надлежит особливо осведомиться, не видели ли ее с необычно большим животом, не уменьшился ли у нее затем живот и не стала ли она после того бледной и слабой. Если обнаружится что-либо подобное и если сверх того такая девка может: считаться способной на подозреваемое деяние, то должно секретно распорядиться об освидетельствовании ее сведущими женщинами, как то потребно для дальнейшего расследования. Если при этом обнаружатся также подозрительные обстоятельства, а она не захочет признаться, ее могут подвергнуть допросу под пыткой.
XXXVI. Если же ребенок был убит столь недавно, что мать не потеряла еще молока в грудях, то можно взять ее грудное молоко, и если окажется, что молоко в ее груди вполне доброкачественно, то против нее будет иметься сильнейшее подозрение, достаточное для применения допроса под пыткой. Иные лекари, однако, утверждают, что иногда и не вынашивавшие ребенка женщины, в силу некоторых естественных причин, могут иметь молоко в груди, поэтому, если какая-либо девка станет таким образом оправдываться, то должно произвести по сему поводу дальнейшее расследование при помощи повивальных бабок или иным путем.

О достаточных доказательствах тайного
XXXVII. Если подозреваемый изобличен в том, что он купил или иным путем достал яд, и ежели сей подозреваемый находился во вражде с отравленным или: же мог ожидать от его смерти каких-либо преимуществ или выгод, или если он по каким-либо иным причинам является человеком дурного поведения, так что от него можно ожидать подобного деяния, то сие составляет достаточное доказательство преступления, если он не сможет привести достаточно достоверных доказательств того, что он пользовался или желал воспользоваться сим ядом для иных ненаказуемых целей.
Если же кто-либо купил яд и попытается отрицать сие перед властями, но будет изобличен в покупке, то сие является достаточным поводом для допроса о том, для чего он употреблял или желал употребить сей яд.
Все власти повсеместно должны взять присягу с аптекарей и прочих лиц, которые продают яд или имеют с ним дело, в том, что они не будут никому продавать или предоставлять какой-либо яд без извещения, уведомления и разрешения таких властей.

О достаточном доказательстве подозрении
ХХХУШ. Ежели сыщется, что кто-либо имеет при себе награбленное имущество или продает, или передает это имущество, либо распоряжается им каким-либо иным подозрительным образом и не хочет сообщить, у кого он приобрел или купил его, то против такого лица будут доброкачественные улики в подобном разбое, покуда он не сможет оправдаться тем, что он приобрел его вполне добросовестно и не зная, что сие имущество было награблено.
XXXIX. Разъезжающие или пешие кнехты , что обычно валяются и проедаются по кабакам и не смогут доказать, что честная служба, ремесло или оброк, которыми они располагают, позволяют им делать такие расходы, должны считаться подозрительными касательно всяких лихих дел и в особенности разбоя. Надлежит иметь в виду, как нарочито установлено Нашим и Священной империи законом об общем земском мире, что таких плутов должно не жалеючи хватать, допрашивать с пристрастием и сурово карать за их преступления. Равным образом все власти должны осуществлять усердный надзор за всеми подозрительными нищими и бродягами.

О достаточных подозрениях против тех, кто помогает разбойникам или ворам
XI. Достаточным доказательством для применения допроса под пыткой являются случаи, когда кто-либо преступным образом берет себе долю добычи либо часть награбленного или украденного имущества, или заведомо и преступным образом доставляет виновным пищу и питье, или же принимает от виновных и тайно прячет, продает или обменивает вышеупомянутое незаконно добытое имущество полностью или частично, или же подобными способами оказывает виновным преступное содействие, помощь, или дает им советы, или состоит в недопустимом сообществе с ними по поводу их деяний.
То же относится к тем случаям, когда кто-либо тайно держит у себя беглых арестантов и когда они покажут, где они скрывались; или если какое-либо подозрительное и не заслуживающее по обстоятельствам дела доверия лицо выступает в качестве ходатая на стороне виновных из корыстных побуждений и без ведома властей, произведших арест, договаривается с виновными о вознаграждении и получает такое вознаграждение, давая за то свое поручительство
Все без исключения указанные выше в обеих статьях обстоятельства в их совокупности и в отдельности являются признаками истинности и образуют доброкачественное доказательство помощи преступнику, необходимое для применения допроса под пыткой.

О достаточных уликах тайного поджога
XLI. Если кто-либо будет заподозрен или обвинен в тайном поджоге и при этом является человеком подозрительного поведения и если будет установлено, что незадолго до поджога он тайно и подозрительным образом держал у себя опасные и возбуждающие подозрения зажигательные средства, коими пользуются для тайных поджогов, то сие составляет доброкачественное доказательство преступления, если только подозреваемый не сможет доказать заслуживающими доверия основательными доводами, что он пользовался или желал воспользоваться подобными средствами для ненаказуемых целей.

О достаточных уликах измены
XLII. Если заметят, что подозреваемый держится потаенно, необычным и опасным образом около тех лиц, в измене коим он подозревается, и если он ведет себя так, будто им не верен, и является при этом человеком, от которого можно ожидать подобных .поступков, то сие является доказательством, достаточным для применения допроса под пыткой.

О достаточном подозрении в краже
XLIII. Если сыщется или будет обнаружено у подозреваемого краденое имущество и если он обладал им полностью или частично, продавал, менял или дарил его, то это служит против него достаточной уликой преступления, если он не захочет указать, у кого он купил или приобрел это имущество, и если он не докажет, что он приобрел его не преступным и не наказуемым образом, а вполне добросовестно.
Надлежит также применить допрос под пыткой, если кража была произведена при помощи особых орудий взлома или отмычек и подозреваемый находился на месте совершения кражи, имея такие опасные орудия взлома или отмычки, и к тому же является лицом, от коего можно ожидать подобного преступления.
Если произойдет особо приметная крупная кража и в ней будет заподозрен кто-либо, чьи расходы после этого деяния окажутся более широкими, чем сие, помимо кражи, было бы возможно до его состоянию, и если подозреваемый не сможет доказать какими-либо основательными доводами, откуда пришло к нему это подозрительное богатство, и сверх того он является лицом, от которого можно ожидать преступления, то против него имеется доброкачественное доказательство преступления.

О достаточных уликах колдовства
XLIV. Если кто-либо вызывается обучить других людей колдовству или угрожает кого-нибудь околдовать и учинит над тем, кому он угрожал, что-либо подобное, а также если кто-либо нарочито общается с колдунами или колдуньями или пользуется подозрительными вещами или колдовскими словами и действиями и о нем идет по этому поводу дурная слава, то сие составляет доброкачественное доказательство колдовства и достаточный повод для применения допроса под пыткой.

О допросе под пыткой
XLV. Если, как было указано выше, сыщутся и будут приняты а качестве доказательства и признаны доказанными подозрения и улики преступления, в котором обвиняют, но которое обвиняемый отрицает, то, согласно просьбе истца, должно назначить день для производства допроса под пыткой.
XLVI. Если по долгу службы или по требованию истца желают учинить арестованному допрос под пыткой, то надлежит прежде всего в присутствии судьи, двух судебных заседателей и судебного писца обратиться к нему с настойчивой речью и с вопросами, кои, соответственно положению лица и обстоятельствам дела, могут наилучшим образом служить дальнейшему расследованию преступления или подозрительных обстоятельств. Пусть также его допросят, угрожая пыткой, признает ли он то преступление, в коем его обвиняют, или нет, и что ему известно касательно сего преступления. Все, что он признает или станет отрицать должно, был записано.

Наставление относительно доказательства невиновности, которое должно быть учинено перед допросом под пыткой, и дальнейшие
действия, к сему относящиеся
XLVII. Если в только что упомянутом случае обвиняемый отрицает приписываемое ему преступление, то его должно немедленно опросить, не может ли он предъявить доказательства своей невиновности в данном преступлении. В особенности надлежит напомнить обвиняемому, не может ли он показать и доказать, что в то время, когда случилось данное преступление, он находился на людях или в любом таком месте, где он не мог совершить преступления, в коем его подозревают. Такое напоминание необходимо потому, что некоторые по своей простоте или из страха не понимают, каким образом им надлежит предъявлять доказательства в свое оправдание, хотя они и являются невиновными.
Если арестованный доказывает свою невиновность вышеупомянутым образом или иными надлежащими доводами, то судья должен произвести необходимое расследование за счет обвиняемого или его родичей или по требованию арестованного и его родичей выслушать свидетелей, коих они желают выставить по сему поводу, как то предусмотрено и указано статьей шестьдесят второй и установлено в иных следующих за ней статьях. Без основательных, правомерных поводов не должно допускать отказа или отклонения просьбы арестованного и его родичей о доставлении вышеупомянутых свидетелей.
Если обвиняемый или его родичи по причине бедности не в состоянии понести вышеупомянутые издержки, то власти или суд должны оплатить эти расходы и судья должен продолжать производство согласно праву, дабы преступление не осталось безнаказанным и не виновный не был принесен в жертву поспешности.
Если при только что упомянутом расследовании невиновность обвиняемого не будет установлена, то на основании ранее обнаруженных достаточных улик и подозрений он должен быть допрошен под пыткой в присутствии судьи, по меньшей мере двух судебных заседателей и судебного писца. Все, что обнаружится из показаний или сознания обвиняемого и всего следствия, должно быть сообщено то, что его касается, и должны быть выданы без всякой вредной утайки копии по его просьбе об этом.

КАКИМ ОБРАЗОМ ТЕ, ЧТО НА ДОПРОСЕ ПОД ПЫТКОЙ СОЗНАЮТСЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ, ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЗАТЕМ ВНЕ ПЫТКИ И ПОНУЖДЕНИЯ ДОПРОШЕНЫ О ПРОЧИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

Во-первых, об убийстве
XLVIII. Если допрашиваемый, как указано выше, сознается в своем преступлении под пыткой и его признание будет записано, то допрашивающие должны тщательно расспросить его по поводу этого признания в отдельности обо всех обстоятельствах, необходимых для открытия истины, кои будут частично упомянуты ниже сего, и о подобных им. Так, например, если он сознался только в самом убийстве, то должно допросить его, из каких побуждений он совершил деяние, в какой день и час и в каком месте, помогал ли ему кто-либо в этом и кто именно, где он зарыл убитого или что с ним сделал, каким оружием было совершено это убийство, каким образом и какие именно удары или раны нанес или причинил он убитому, или же умертвил его каким-либо иным способом, какие деньги или что-либо иное имел при себе убитый, что убийца взял у него и как он поступил затем с этой взятой добычей: продал ли, подарил ли кому, оставил ли себе или спрятал. Большая часть подобных вопросов относится также к разбойникам и ворам.

Если допрашиваемый сознается в измене
XLIX. Если арестованный сознается в измене, то его должно допросить, кто его подстрекал к этому и что он за это получил, а также где, когда и каким образом сие произошло и что его к тому побудило.

О сознании в отравлении
L. Если допрашиваемый сознается, что он отравил или же хотел отравить кого-либо, то, как указано выше, его надлежит также допросить о всех причинах и обстоятельствах дела, и в особенности о том, что его побудило к этому и чем и каким образом он пользовался и намеревался воспользоваться при отравлении, где он получил этот яд и кто ему при сем помогал или давал советы.

Если допрашиваемый сознается в поджоге
LI. Если допрашиваемый сознается в поджоге, то, как указано выше, его надлежит в особенности допросить относительно причин, времени и сообщников и сверх того, какими зажигательными средствами он учинил поджог, от кого, каким образом и где он получил подобные средства или материалы.

Если допрашиваемый сознается в колдовстве
LIII. Если кто-либо сознается в колдовстве, то надлежит так же, как указано выше, допросить о причинах и обстоятельствах преступления и сверх того о том, когда и каким образом, при помощи каких слов и действий было учинено колдовство. Если допрашиваемый покажет тогда, что он закопал или спрятал какую-либо вещь, употребляемую при таком колдовстве, то должно произвести розыск для ее обнаружения. Если же кто-либо производит подобное колдовство путем заклинаний или действий над другими вещами, то надлежит также исследовать. не заколдованы ли эти вещи. Он должен быть также допрошен о том, у кого он научился подобному колдовству, и каким образом он этого достиг, и не пользовался ли он своим колдовством против многих лиц, и против кого именно, и какой вред произошел от этого.

О не упомянутых выше общих вопросах в случае признания, сделанного под пыткой
LIII. На основании приведенного выше краткого наставления всякий сведущий муж сможет заметить, какие еще вопросы, способствующие расследованию истины, должны быть, соответственно обстоятельствам каждого дела, дополнительно поставлены допрашиваемому относительно преступления, в котором он сознался. Описывать все сии вопросы здесь было бы слишком долго, но всякий сведущий муж на основании упоминавшихся выше доказательств может достаточно уразуметъ, каким образом он должен производить подобный дополнительный допрос в других случаях.
Того, кто сознается в преступлении, надлежит допрашивать о таких обстоятельствах дела и признаках истины, о которых невиновный не мог бы ничего знать или сказать; при этом надлежит записать, насколько отчетливо рассказывает обвиняемый о таких обстоятельствах.

О дополнительном допросе и осведомлении относительно обстоятельств признанного злодеяния
LIV. После того как будет произведен подобный допрос по поводу сделанного под пыткой или помимо пытки признания, судья должен послать на места и велеть расспросить со всяческим усердием, поскольку сие требуется для достоверности истины, относительно тех обстоятельств, о которых рассказал допрашиваемый по поводу признанного им преступления, чтобы установить, соответствует ли признание вышеупомянутых обстоятельств истине или нет.
Если допрашиваемый дал показания о том, каким образом и при каких обстоятельствах было совершено преступление, как было частично указано выше, и именно эти обстоятельства будут обнаружены, то тогда можно вполне заключить, что он действительно совершил признанное им преступление, в особенности, если он рассказал о таких обстоятельствах, случившихся при этом событии, которые совершенно не могли быть известны невиновному.

О том, когда осведомление покажет, что обстоятельства преступления, указанные
преступником, не соответствуют истине
LV. Если при вышеупомянутом осведомлении обнаружится, что признанные (преступником) обстоятельства не соответствуют истине, то должно указать на эту ложь арестованному, угрожая сурово наказать за это. Можно также вторично подвергнуть его допросу под пыткой, дабы он истинно и правдиво дал показания о вышеуказанных обстоятельствах, ибо иной раз виновные дают ложные показания относительно обстоятельств преступления, надеясь, что они будут признаны невиновными, если осведомлением будет обнаружено несоответствие их показаний истине.

О том, что арестованному не должно заранее указывать обстоятельства преступления, но надлежит предоставить сказать все самому
LVI. В предшествующих статьях указано, каким образом надлежит допрашивать обо всех обстоятельствах преступления того, кто сознается в нем под пыткой или под угрозой пытки, а также как производить осведомление об этом, дабы достичь полноты истины и т.д.
Подобное (расследование), однако, может быть испорчено, если арестованному при задержании или допросе будут заранее указаны эти обстоятельства преступления, а затем станут о них допрашивать. Мы желаем, чтобы судьи, остерегались, дабы так не случилось, и до допроса или во время допроса не давали обвиняемому заранее указаний, как одно предписано в предшествующих статьях.
По усмотрению судьи, через день или большее количество дней после пытки и своего признания, арестованный должен быть приведен в комнаты тюремщиков или иное помещение к надлежащему судье с двумя судебными заседателями. Судебный писец должен зачитать ему его признание, а затем он должен быть допрошен иным путем, соответствует ли его признание истине, и пусть будет записано, что он скажет по этому поводу.

О том, когда обвиняемый вновь отрицает признанное ранее преступление
LVII. Если арестованный отрицает признанное им ранее преступление, а между тем улики его, как указано выше, имеются налицо, то должно отвести его вновь в тюрьму и затем подвергнуть допросу под пыткой и произвести, как указано выше, всестороннее расследование обстоятельств преступления, поскольку имеются все основания для допроса под пыткой. Если же арестованный приведет такие основания своего отрицания,
которые побудят судью поверить, что арестованный сделал подобное признание по заблуждению, то судья может допустить такого арестованного к приведению доказательств своего заблуждения.

О соблюдении меры при допросе под пыткой
LVIII. По усмотрению благонамеренного и разумного судьи допрос под пыткой должен производиться в соответствии с характером улик и состоянием допрашиваемого лица: более или менее продолжительно, сурово или мягко. Сказанное допрашиваемым во время пытки не должно принимать во внимание или записывать. Он должен давать показания после того, как он будет отпущен с пытки.

О том, когда несчастный, коего желают допросить,
LIX. Если на теле обвиняемого имеются опасные раны или иные повреждения, то в отношении его допрос под пыткой должен быть произведен таким образом, чтобы возможно меньше уязвить его раны или повреждения.

Завершение допроса: когда придать веру признанию, сделанному на допросе под пыткой
LX. Если на основании достаточных доказательств преступления был учинен допрос под пыткой, а также если были произведены со всем возможным усердием осведомление и дополнительный допрос, на основании сознания допрашиваемого и согласно всему тому, что было ясно установлено в предшествующих статьях, и при этом обнаружены такие подлинные обстоятельства признанного деяния, которые невиновный не мог знать и рассказать, то тогда должно без сомнения и незыблемо поверить такому признанию и соответственно природе дела вынести приговор к уголовному наказанию, как это предусмотрено ниже сего в статье сто четвертой и указывается также в других статьях об уголовных наказаниях.

О том, когда арестованный, подвергнутый на основании достаточных подозрений допросу под пыткой, не будет изобличен или признан виновным
LXI. Если обвиняемый на основании улик и подозрений, признанных достаточными для допроса под пыткой, будет подвергнут истязаниям и допрошен под пыткой, но тем не менее не будет изобличен и не сознается в приписываемом ему преступлении, то судья и истец не подвергаются никакому взысканию за правильное и допускаемое правом применение пытки. В таком случае обнаруженные доказательства преступления дают основания для оправдания произведенного допроса под пыткой, так как, согласно праву, надлежит избегать не только совершения преступления, но и самой видимости зла, создающей дурную славу или вызывающей подозрения в преступлении. Тот, кто не делает этого, является сам причиной своих собственных страданий, упомянутых выше.
В подобных случаях истец должен уплатить только свои издержки, а обвиняемый — расходы на свое кормление, сами же власти несут прочие судебные издержки, например на палача и прочих судебных служителей или на содержание тюрьмы.
Однако, если подобный допрос под пыткой будет произведен неправомерно, вопреки настоящему Нашему и Священной империи уложению, то такие судьи подлежат наказанию как виновники подобного несправедливого допроса под пыткой. Они должны, согласно праву и соответственно сущности и обстоятельствам нарушения, понести наказание и возместить ущерб и могут быть оправданы только непосредственно ведающим ими высшим судом.

О доказывании преступления
LXII. Если обвиняемый ни в чем не сознается и истец желает доказывать преступление, обвинение в коем он возбудил, то он должен быть допущен к этому, согласно праву.

О неизвестных свидетелях
LXIII. Неизвестные свидетели в случае возражения противной стороны не должны быть допущены, если тот, кто их выставляет, не представит достаточных доказательств их добросовестности и безупречности.

О подкупленных свидетелях
LXIV. Также должны быть отвергнуты и не допущены к показаниям подкупленные свидетели, они подлежат уголовному наказанию.

Каким образом свидетели должны давать показания
LXV. Свидетели должны давать показанная основании самоличного знания истины, приводя обоснованные доказательства своего знания. Если же они будут говорить с чужих слов, то это не должно признаваться достаточным.

О надлежащих свидетелях
LXVI. Надлежащими свидетелями являются те, которые не опорочены и не подлежат отводу ни на каком ином правомерном основании.

О достаточном свидетельстве
LXVII. Если преступление будет засвидетельствовано, по меньшей мере, двумя или тремя заслуживающими доверия добрыми свидетелями, дающими показания на основании знания истины, то уголовное судопроизводство должно быть завершено соответственным вынесением приговора.

О лжесвидетелях
LXVIII. Свидетели, коих уличат и изобличат в том, что они путем ложных и злостных свидетельских показаний подвели или пытались подвести невиновного под уголовное наказание, должны быть подвергнуты тому наказанию, которое они хотели навлечь своими показаниями на невиновного.

О том, когда обвиняемый не желает сознаваться в преступлении, после того как оно доказано
LVIX. Если обвиняемый после того, как преступление достаточно доказано, не желает в нем сознаться, то ему должно указать, что он изобличен в преступлении. Если же и таким путем не удастся добиться его признания и он все-таки вновь не пожелает сознаться, несмотря на то, что он, как указано выше, вполне изобличен, то его должно осудить за доказанное преступление без дальнейшего допроса под пыткой.

О представлении и заслушивании свидетелей
LХХ. Надлежит, чтобы свидетельские показания о том, кто должен быть приговорен к уголовному наказанию, были совершенно ясны и справедливы. Мы желаем поэтому, чтобы в тех случаях, когда обвиняемый станет скрывать свое преступление и не сознается, как было указано выше, на допросе, а истец пожелает доказать преступление, отрицаемое обвиняемым, он должен быть к этому допущен. И пусть истец велит записать статьи, которые он хочет доказать, и предъявит свое заявление судье в письменном виде, указав имена и место жительства свидетелей, дабы затем при помощи судебных заседателей или иных назначенных комиссаров необходимые свидетельские показания были выслушаны надлежащим образом, как о том ниже сего особо предписано.

О выслушивающих свидетельские показания в суде
LXXI. Если данный уголовный суд располагает искусными и сведущими лицами, дабы надлежащим образом заслушать такие свидетельские показания, то судья с двумя из этих достойных лиц и судебным писцом должен тщательно выслушать упомянутые свидетельские показания, как то надлежит, согласно праву, При этом надлежит в особенности заметить, не обнаружит ли свидетель колебаний и неустойчивости в своих показаниях. Подобные обстоятельства, а также все то, что будет замечено относительно внешнего поведения свидетеля во время производства, должно быть записано.

О выслушивающих свидетельские показания вне суда
LXXII. Во многих местах Империи обнаружилось, что уголовный суд не обладает для сего вышеупомянутыми сведущими лицами. Между тем для выслушивания свидетелей в уголовных делах в силу общего права не должно назначать никаких других лиц или комиссаров, помимо входящих в состав этого суда. Поскольку, однако, весьма важно иметь сведущих людей для выслушивания свидетельских показаний и дабы не был причинен вред по неразумению тех, кто допрашивает свидетелей, Мы повелеваем и желаем, чтобы в случае обнаружения указанного недостатка предписываемый вышеупомянутой статьей допрос свидетелей осуществлялся при помощи судьи и четырех шеффенов, которые должны быть посланы непосредственной высшей властью, однако не за счет судебных издержек и убытков сторон. Соответственно обстоятельствам и характеру дела данные власти по требованию того, кто желает привести свидетельские показания, должны назначить, как только будет получено соответствующее уведомление, сведущих людей для выслушивания свидетельских показаний. В случае, если это необходимо и если они об этом будут просить, им должны выдать удостоверительные письма и грамоты27, в силу коих свидетели могут быть приведены для надлежащих показаний. Вышеупомянутые власти (поскольку сие от них зависит) должны проявить всяческое усердие в этом отношении, а если сами не разумеют, то должны обратиться за советом к законоведам, дабы подобные свидетельские показания были выслушаны, согласно, праву, однако это также должно быть сделано не за счет судебных издержек сторон.

Объявление свидетельских показаний
LXXIII. После того, как свидетель заслушаны, надлежит объявить их. Если свидетельские показания были выслушаны некоторыми сведущими в таких делах лицами из состава уголовного суда, то судья должен назначить день для объявления таких свидетельских показаний и допустить представление письменных возражений и защитительных речей в форме и мере, ниже сего указанных.
Если же по недостатку сведущих лиц в составе уголовного суда свидетельские показания были выслушаны комиссарами помимо суда, как сие было предписано выше, или шеффены данного уголовного суда не заседали совокупно, ибо для того, чтобы собрать их вместе, потребовалось бы произвести чрезмерные издержки и отлагательство дела, а между тем собирание их отнюдь не требуется и не является необходимым для каждого подобного действия, и таким путем могут быть предотвращены издержки и отлагательство правосудия, Мы желаем и повелеваем, дабы в таких случая: комиссары и лица, выслушавшие свидетельские показания, действовали нижеследующим образом.
Прежде всего, указанные комиссары и выслушавшие свидетельские показания должны установить день для объявления свидетельских показаний сторонам. В сей назначенный день обеим участвующим в деле сторонам за умеренную плату выдают копии и назначают определенное время, смотря по характеру дела, для необходимого просмотра и ознакомления.
Таким образом такую копию представляют стряпчему и в особенности арестованному, и должны в таком случае допустить к арестованному его защитника. В определенный день, который должен быть назначен для этого соответственно обстоятельствам дела спустя надлежащее время лицами, производившими допрос свидетелей, каждая из сторон должна представить в письменном виде в двух списках упомянутым лицам, выслушавшим свидетельские показания, все, что она пожелает заявить по поводу этих показаний. В дальнейшем один из документов сохраняется у отбиравших свидетельские показания, а другой вручается противной стороне, дабы она могла, если пожелает, представить свои письменные возражения.
Если же стороны пожелают продолжить переписку по сему поводу, то все должно представляться в двух списках и в сроки, назначенные для сего лицами, заслушавшими свидетельские показания. Ни одной из сторон не будет дозволено представлять более двух документов. (Они должны включить в них все необходимые для своей защиты заявления). Если, однако, выслушавшие (свидетелей) по заслуживающим внимания важным и особо настоятельным доводам найдут, что без этого никак нельзя обойтись, то каждой стороне должно быть дозволено представить в надлежащее потребное для сего время еще один документ, но не более того. Когда свидетельские показания будут таким образом заслушаны, объявлены и обе стороны принесут и закончат замечания и возражения, то выслушавший свидетельские показания или комиссар должен переслать все в сохранности властям, уполномочившим его на это выслушивание. Затем эти власти должны послать судье, от которого зависит данное судопроизводство, свои указания о том, как должно быть решено это дело.

О показаниях обвиняемого в свое оправдание
LXXIV. Если обвиняемый желает дать показания и доказательства, которые должны оправдать его относительно вменяемого ему в вину преступления, и судья признает испрашиваемые доказательства полезными для дела, то сие производство должно осуществляться таким же образом, как и было указано выше, и соответственно тому, что предусмотрено о подобном; доказательстве невиновности ниже сего в статье сто пятьдесят первой28 и содержится и разъясняется более подробно в иных статьях, за ней следующих.

О кормлении свидетелей
LXXV. Тот, кто ссылается в уголовных делах на свидетельские показания, должен оплатить издержки каждому такому свидетелю из простолюдинов и пешеходов за каждый день, пока он занят таким свидетельством, по восемь крейцеров или соответственную стоимость в монете, обычной в данной стране. В отношении же иных более важных особ он должен поступить по сему поводу согласно указанию выслушивающих свидетельские показания.

Свидетели не должны сопровождаться в суд29
LXXVI. Ни одна из сторон, ни свидетели не должны сопровождаться под охраной к судьям или комиссарам до уголовного судопроизводства. Однако для защиты от насилия они могут сопровождаться в суд (под охраной).

О скором отправлении правосудия
LXXVII. Мы постановляем и приказываем, дабы во всех уголовных делах способствовали скорому отправлению правосудия и не допускали вредных проволочек.

О назначении окончательного судного дня30
LXXVIII. Если истец на основании собственного сознания обвиняемого или полного и законченного расследования, приведенных свидетельских показаний, как было выше указано, просит назначить окончательный судный день, то таковой должен быть ему в скорости указан. Если же истец не желает ходатайствовать об окончательном судном дне, то сей окончательный судный день должен быть назначен по просьбе обвиняемого.

Извещение обвиняемого о судном дне
LXXIX. Тот, кого по просьбе истца желают подвергнуть наказанию на основании окончательного уголовного приговора, должен быть предупрежден об этом за три дня, дабы он мог заблаговременно подумать о своих грехах, раскаяться и исповедаться в них. И ежели он просит о причащении его святых тайн, то сие обязаны предоставить ему без промедления, и после сей исповеди надлежит также для попечения над обвиняемым в тюрьме назначить таких особ, кои наставляли бы его в духовном благочестии и не давали бы ему при выводе из тюрьмы или при ином: случае много пить, дабы он не ослаб разумом.

Объявление о суде
LXXX. О суде должно быть объявлено соответственно добрым обычаям, принятым в каждой стране.

Совещание судей перед судным днем
LXXXI. Судья и судебные заседатели перед судным днем должны заслушать чтение всех протоколов дела, которые должны быть представлены судье и судебным заседателям, как указано и предписано законом ниже сего, в статье сто восемьдесят первой. На основании сего судья и судебные заседатели совещаются между собой и решают, какой приговор они желают вынести. Если же у них возникнут сомнения, то они должны обратиться за дальнейшими указаниями к законоведам и всюду, как это указано в конце Нашего настоящего уложения. Пусть затем прикажут записать для дальнейшего судопроизводства окончательный приговор по форме, предусматриваемой статьей сто девяностой31, дабы сей приговор был оглашен еще раз в окончательный судный день, как предписано ниже сего относительно оглашения такого приговора.



Предыдущая страница Предыдущая страница (1/6) - Следующая страница (3/6) Следующая страница

(165623 Прочтено. Последнее обновление 2005-07-11)

См. все содержимое категории Пособия, материалы к семинарам, диссертации и др. раздела Материалы.




Rambler's Top100

Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы Юрист по авторским правам Вадим Колосов

Candy bar на детский праздник заказать персонаж.рф.
© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.345 секунды. Запросов к БД: 10.