ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

Каролина: уголовно-судебное уложение Карла V



Страница: 4/6


Наказание тех, кто злостно враждует57 с людьми
СХХIХ. Тот, кто вопреки праву и справедливости дерзостно враждует с кем-либо, подлежит смертной казни мечом. Однако если он имеет на свою вражду (месть) дозволение от Нас и Наших наследников римских императоров или королей, или если тот, с кем он враждует таким образом, является его врагом, или врагом его родственников, родичей или его господина (сеньора), или если у него имеются иные правомерные основания, вынуждающие его к такой распре, то в случае доказательства подобных надлежащих оснований он не подлежит уголовному наказанию.


ДАЛЕЕ СЛЕДУЮТ СТАТЬИОБ ИНЫХ ЗЛОСТНЫХ УБИЙСТВАХ И О НАКАЗАНИЯХ СОВЕРШИТЕЛЕЙ ТАКОВЫХ

Во-первых, о наказании тех, кто отравляет тайно
СХХХ. Тот, кто причинит вред жизни или телу другого лица при помощи яда или зелья, как предумышленный убийца, должен быть подвергнут смертной казни путем колесования, если он является лицом мужского пола. Если же такое преступление совершит женщина, ее надлежит утопить или приговорить к иной смертной казни, согласно обычаю. Подобных злостных преступных людей надлежит для вящего устрашения прочих перед той или иной смертной казнью волочить (к месту казни), либо терзать тело раскаленными клещами, более или менее (жестоко) в зависимости от положения лица и характера убийства, как это установлено относительно убийства.

Наказание женщин, убивающих своих детей
СХХХI. Женщина, которая злоумышленно, тайно и по своей воле убьет своего ребенка, уже получившего жизнь и сформировавшиеся члены, да будет, согласно обычаю, заживо погребена и пробита колом58. Но, дабы предупредить смущение от этого. Мы разрешаем топить таковых злодеек тем судам, кои имеют подходящие для сего водоемы в своем распоряжении. Однако же там, где подобное зло приключается часто, Мы желаем применения упомянутого обычая погребения и пробивания колом ради вящего устрашения подобных жестоких женщин, или же пусть перед утоплением злодеек рвут калеными щипцами, соответственно указаниям, полученным от законоведов.
В случае, если женщина втайне родит и скроет живого и, как выше указано, сформировавшегося ребенка, коего затем найдут мертвым, и если при допросе такая опознанная мать станет приводить доказательства в свое оправдание (а подобные случаи до нас иногда доходили), например, что ребенок не по ее вине родился мертвым, то она должна доказать подобную свою невиновность путем прямых и добрых доказательств и доводов свидетельскими показаниями, как предусмотрено в статье семьдесят четвертой59. Если обвиняемая представит свидетелей, то не должно доверять упомянутым оправданиям на основании только слов, без самого тщательного расследования и определенных достаточных доказательств, иначе каждая такая виновница преступления смогла бы освободиться: при помощи подобных сказок. Между тем, если женщина таким образом тайно носила сформировавшегося ребенка и по своей воле одна и без помощи другой женщины родила, то подобные роды без всякой помощи, при которых, как можно было предвидеть, произойдет смерть (ребенка), показывают с наибольшей вероятностью, что подобная мать действовала с злым умыслом, чтобы скрыть свое распутство путем убийства невинного ребенка, перед которым она была виновата и до, и после его рождения. Поэтому, если подобная убийца захочет настаивать на своих оправданиях путем доводов ложных, произвольных и бездоказательных, после того как у казанные улики достаточно установят ее безбожное и бесчеловечное злодеяние и убийство, то надлежит вынудить ее при помощи самой жестокой пытки к сознанию в этом убийстве и осудить, как указано выше, к смертной казни. Если судья и заседатели сомневаются, виновна или невиновна подобная женщина, они обязаны запросить совет у законоведов, сообщив им все обстоятельства дела, как будет ниже указано.

Наказание женщин, оставляющих своих детей в опасности, чтобы избавиться от них, в том случае, если эти дети будут найдены и выкормлены
СХХХII. Если какая-либо женщина бросит своего ребенка, чтобы избавиться от него, а ребенок будет найден и выкормлен, то такая мать, коли она будет при этом застигнута и изобличена, должна быть наказана сообразно обстоятельствам дела и указаниям законоведов. Если же ребенок, от того что его бросили, умрет, то надлежит подвергнуть мать смертной казни или телесным наказаниям соответственно опасности деяния.

Наказание тех, кто совершает изгнание плода беременной женщины
СХХХIII. Если кто-либо изгонит живой плод60 у женщины путем насилия, (вредной) пищи или напитка, а также если кто сделает бесплодным мужчину или женщину61 и если подобное деяние учинено умышленно и по злой воле, то мужчина должен быть казнен (путем отсечения головы) мечом, а женщина, хотя бы она учинила это сама над собой, должна быть утоплена или подвергнута иной смертной казни. В том же случае, если изгнанный у женщины плод не был живым, судьи обязаны применить наказание соответственно указанию законоведов62 или иначе, как то будет указано в конце настоящего уложения.

Наказание лекаря, причинившего смерть своим лекарством
СХХХIV. Если врач по нерадивости или невежеству; хотя и неумышленно, причинит смерть кому-либо и ученые и сведущие в лекарстве (люди) признают, что он легкомысленно и дерзновенно злоупотребил лекарствами или необоснованным, недопустимым лечением, на которое он не должен был осмеливаться, и этим причинил смерть кому-либо, то он должен быть наказан сообразно характеру и обстоятельствам дела и по указанию законоведов. В сем случае надлежит уделить особое внимание легкомысленным людям, дерзающим заниматься лекарством, не имел никакого основательного обучения. Но ежели лекарь причинит смерть умышленно, то он должен быть наказан как умышленный убийца.

Наказание самоубийства
СХХХV. Если кто-либо, будучи обвинен и вызван или доставлен в суд по такому делу, за которое он может быть лишен жизни и имущества64, убьет сам себя из страха перед подобным заслуженным наказанием, то в таком случае его наследники лишаются права наследовать его имущество и такое наследство и имущество должны перейти в казну тех властей, коим принадлежит право наказания, денежной пени и конфискации. Но если кто-либо убьет себя, помимо указанных очевидных побуждений, в тех случаях, когда он подлежал только телесному наказанию, либо по иным причинам, из-за телесной болезни, меланхолии, повреждения рассудка или иного подобного слабоумия, то из-за сего не должно препятствовать его наследникам в получении наследства65, и против них нельзя ссылаться на какой-либо старый порядок, обычай или статут, отменяемые и уничтожаемые настоящим, в таком и иных подобных случаях пусть руководствуются Нашим императорским писаным правом.

Наказание в случае, если кто держит опасное животное, которое лишит жизни кого-нибудь
СХХХVI. Если кто-либо имеет такое животное, которого по его природным свойствам и природе или по иным причинам надлежит опасаться, ибо оно может причинить вред телу или жизни людей, то хозяин такого животного должен его устранить, а если такое животное причинит кому-либо вред или лишит жизни кого-нибудь, то хозяин животного должен быть за то наказан соответственно обстоятельствам и роду дела и указаниям законоведов66. Наказание должно быть более суровым, если он был до того предупрежден или получил предостережение от судьи или иной власти.

Наказание убийц и нанесших смертельный удар, кои не могут предъявить достаточных извинений
СХХХVII. Всякий убийца67 или нанесший смертельный удар68 в случае, если он не сможет предъявить правомерных извинений, должен быть лишен жизни. По обычаю иных мест предумышленные убийцы и нанесшие смертельный удар приговариваются равным образом к колесованию. Между тем должно соблюдать различие между ними и именно так, чтобы, следуя обычаю, умышленный и нарочитый убийца подвергался колесованию, тогда как другой, нанесший смертельный удар в запальчивости и гневе, подвергался смертной казни путем отсечения головы мечом, если он не имеет на то вышеупомянутых извинений. Если же предумышленное убийство было совершено против особ высшего достоинства, своего собственного господина, между супругами или близкими родственниками, то для вящего устрашения перед окончательной казнью могут применить иные телесные наказания, как, например, терзание калеными клещами или волочение к месту казни69.

О неопровергаемых смертельных ударах, кои произошли по причинам, влекущим за собой освобождение от наказания
СХХХVIII. Иногда происходят такие случаи лишения жизни, при которых совершившие лишение жизни действовали по надлежащим основаниям, исключающим какое бы то ни было уголовное или гражданское наказание. И дабы судьи и заседатели в уголовных судах, кои не изучали права, могли наиболее справедливо решать в таких случаях и не обвиняли и не обижали: людей по невежеству, Мы постановили и записали следующее об указанных извинительных случаях лишения жизни:

Во-первых, о правомерной необходимой обороне как извиняющем обстоятельстве
СХХХIХ. Если кто-либо, осуществляя правомерную необходимую оборону для спасения своего тела и жизни, лишит жизни того, кто вынудил его к этой необходимой обороне, то он не будет в сем ни перед кем повинен.

Что такое правомерная необходимая оборона
СХL. Если на кого-либо нападут или набросятся со смертельным оружием или орудием или нанесут ему удар и подвергшийся насилию не может путем бегства уклониться от повреждения или опасности для своей жизни, тела, чести и доброй славы, то он может безнаказанно защищать свое тело и жизнь путем правомерной обороны. И если он при этом лишит жизни нападавшего, он в том неповинен и не обязан также выжидать со своей обороной, доколе ему не будет нанесем удар, невзирая на писаное право и обычаи, сему противоречащие.

О том, что необходимая оборона должка быть доказана
СХLI. Если кто-либо по обнаружении его деяния пожелает воспользоваться ссылкой на состояние необходимой обороны, а обвинитель не признает этого, то на виновника ложится обязанность вышеуказанным образом достаточно доказать перед судом необходимую оборону, на которую он ссылается. Если он не докажет этого, то он признается виновным.

Когда и каким образом в делах бремя доказательства переходит па истца
СХLII. Может случиться, что истец не сможет устойчиво отрицать и признает первое угрожающее смертью нападение или насилие, обосновывающее, как указано выше, необходимую оборону, но, в противовес этому, укажет, что нанесший смертельный удар не должен был осуществлять право необходимой обороны и оправдываться этим, так как лишенный жизни имел правомерные основания для произведенного и признанного нападения или насилия. Например: некто, застигнув кого-либо в блудодеянии со своей женой либо дочерью или за иным подлежащим наказанию злодеянием, учинит против такого злодея грозящее смертью насилие, нападение или лишит его свободы, что допускается правом; или же лишенному жизни было поручено по долгу службы захватить осужденного убийцу, и необходимость побуждала угрожать ему оружием и применить к нему насилие и принуждение в целях такого задержания, так что он действовал правомерный образом; или же истец докажет, что в данном случае упомянутый убийца действовал вне права необходимой обороны, потому что лишенный жизни всецело находился в его власти во время совершения убийства и не было необходимости применять насилие; или же сообщит, что убитый после совершенного им первым насилия отступил и что нанесший смертельный удар, не вынуждаемый к этому положением вещей, преследовал его по своему свободному желанию и только во время этого преследования убил его.
Сверх того, если будет доказано, что нанесший смертельный удар мог легко и без опасности для своей жизни, тела, чести и доброй славы избежать нападения путем бегства, то лишение жизни, совершенное им, должно быть признано неизвинительным, случившимся не вследствие правомерной необходимой обороны, а злоумышленно и подлежащим поэтому уголовному наказанию.
Истец должен доказать указанные здесь и подобные им обстоятельства, если он желает воспользоваться этим против ссылки на то, что нанесший смертельный удар был вынужден к этому, ибо, как было выше сказано, первый подвергся нападению со стороны убитого. И ежели он достаточно докажет одно из вышеупомянутых или иные подобные им правомерные основания в противовес не отрицаемому им первому нападению и насилию, то нанесший смертельный удар не сможет ссылаться в свое оправдание ни на какую правомерную необходимую оборону, хотя бы и было доказана или установлено, что убитый совершил против него первый насилие или нападение со смертельным оружием (как было написано ранее о необходимой обороне).
Если же истец не доказал подобного правомерного основания для обнаруженного первого нападения, а, напротив, обвиняемый, нанесший смертельный удар, в подтверждение необходимости своей обороны показал, что убитый, первый напал на него со смертельным оружием, как то установлено относительно необходимой обороны, то для доказательства необходимой обороны, на которую ссылается обвиняемый, должна быть допущены показания свидетелей обеих сторон.
При этом надлежит в особенности иметь в виду, что в тех случаях, когда имеющий законный повод для необходимой обороны в первом нападении не соблюдал, однако же, всех условий, требующих для него полного оправдания при необходимой обороне, то необходимо тщательно взвесить, насколько важные или незначительные поводы для деяния имел виновный и ли он быть приговорен соответственно этому к смертельной казни или телесному наказанию, или штрафу, или исправлению, причем все это (должно быть решено) на основании особого заключения законоведов, как будет ниже сего указано, ибо подобные случаи имеют тонкие различия, в зависимости от чего надлежит применять более суровое или более мягкое наказание, и такие различия невозможно разъяснить понятно для всякого простого человека.

О лишении жизни, коего никто другой не видел, совершенном при необходимой обороне
СХLIII. Если некто лишит жизни кого-либо так, что этого никто не видел, и пожелает воспользоваться ссылкой на необходимую оборону., а истец не признает этого, то в таких, случаях надлежит рассмотреть добрую и дурную славу каждого лица, место, в котором произошло убийство, какое оружие имел и какие раны получил каждый и как каждая сторона вела себя до и после деяния, какая из сторон с наибольшим вероятием могла извлечь из случившегося выгоду или преимущество и каковы были причины или побуждения для того, чтобы убить или напасть на другого в том месте, где произошло деяние.
Исходя из этого, благой, сведущий судья может усмотреть, надлежит ли поверить ссылке на необходимую оборону. В том случае, когда презумпция необходимой обороны должна иметь место, несмотря на признанное деяние, эта презумпция должна иметь совершенно твердые, сильные и устойчивые основания; виновный, однако, может привести столь дурные предположения против лишенного им жизни и столь добрые и сильные презумпции в свою пользу, что надо будет поверить его .ссылке на необходимую оборону.
Разъяснить все подобные основания понятно для каждого в настоящем уложении невозможно. Надлежит, однако, иметь, в виду, что в подобных случаях доказательство всех упомянутых выше презумпций должно быть возложено на виновного. Истцу же должно предоставить возможность беспрепятственно предъявлять, какие он пожелает доказательства противного. При вынесении приговора. необходимо обращаться за указаниями к сведущим лицам, сообщая им все существенные обстоятельства, так как в подобных случаях может быть чрезвычайно много особенностей и сомнений за и против упомянутой необходимой обороны, которые невозможно заранее предусмотреть или установить.

О ссылке на необходимую оборону против женщины
CXLIV. Если кто-либо убьет женщину и будет ссылаться при этом на необходимую оборону, то в таком случае надлежит исследовать и рас смотреть свойства мужчины и женщины, а также оружие и действия каждого из них и вынести решение на основании совета с законоведами, как указано ниже сего. Нелегко, правда, чтобы женщина могла вынудить мужчину к необходимой обороне, но все же может случиться, что лютая женщина может довести .слабого мужчину до необходимой обороны, в собственности ежели она имеет опасное, а он худшее оружие70.

О том, кто при правомерной необходимой обороне, против своей воли лишит жизни неповинного
СХLV. Если кто-либо при необходимой обороне, правомерность коей доказана, против своей воли лишит жизни неповинного уколом, ударом или выстрелом, приняв его за того, кто побудил его к обороне, он также не подлежит уголовному наказанию71.

О нечаянном лишении жизни72, вне необходимой обороны
СХLVI. Если кто-либо, занимаясь дозволенной работой в предназначенном для этого месте или помещении, при этом по неловкости, сверх всякого чаяния и против своей воли лишит жизни кого-нибудь, то он может быть оправдан во многих случаях, которые, однако, невозможно полностью перечислить. Чтобы сделать эти случаи более удобопонятными, Мы приводим следующие примеры.
Некий брадобрей бреет кому-либо бороду в своей горнице, как и надлежит брить обычно, и его кто-то ударил или толкнул таким образом, что он против своей воли перерезал горло тому, кого он брил.
Другой пример: стрелок стоит или сидит в помещении, предназначенном для стрельбы, и стреляет в обычную цель, а кто-либо выбегает под его выстрел, или же его арбалет или самострел нечаянным образом и против его воли выстрелил раньше, и таким образом он застрелил кого-либо насмерть. Оба должны быть признаны невиновными.
Если же, напротив, брадобрей брил кого-нибудь на улице или в ином неподходящем месте, или же стрелок стрелял в подобном необычном месте, где проходят люди, что можно было предвидеть, или же если стрелок непредусмотрительно вел себя в предназначенном для стрельбы месте и вследствие этого кто-либо был лишен жизни, то в таких случаях виновные брадобрей или стрелок не будут иметь достаточного оправдания. При всем том в подобных случаях происходящих по нечаянности, из легкомыслия иди непредусмотрительности и против воли виновника, надлежит проявить большую снисходительность, чем в случаях лишения жизни, совершенных с умыслом и коварством. Если случится подобное лишение жизни, то судьи должны запросить у законоведов указаний об определении виновности и назначении наказания.
Из приведенных выше примеров разумный человек сможет понять и установить и в других неупомянутых случаях, что такое нечаянное лишение жизни и каким образом в отношении его может быть применено оправдание. И поелику подобные случаи часто влекут обвинение и несведущими людьми разрешаются совершенно по-разному, приведенное краткое разъяснение и предупреждение сделано с тем добрым намерением, дабы простой человек извлек из него некоторое понимание права. Однако же подобные случаи имеют порой столь тонкие различия, что их невозможно разъяснить и растолковать каждому обыкновенному человеку, заседающему в уголовном суде; посему в упомянутых выше судах судьи должны не пренебрегать советами вышеупомянутых сведущих людей для получения всех разъяснений по поводу всего, что касается виновности, а пользоваться ими.

О том, если кто-либо избит и умрет и сомневаются, от ран ли он умер
СХLVII. Если кто-либо будет избит и спустя некоторое время после того умрет таким образом, что будет сомнительно, умер ли он от нанесенных ударов или по иной причине, то в подобных случаях обе стороны могут представить надлежащих свидетелей по делу (как то указано по поводу доказательств), в особенности надлежит привлечь хирургов73, сведущих в деле, и других лиц, кои знают, как держался умерший после ранения, ударов и схватки и как долго он прожил после ранения74. При решении подобного дела судьи обязаны обратиться за советом к законоведам и всюду, как указано в конце Нашего настоящего уложения75.

Наказание тех, кто предумышленно или непредумышленно соучаствует в убийствах, побоищах и схватках
СХLVIII. Если несколько лиц помогают и содействуют друг другу с заранее обдуманным намерением злым умыслом сообща убить кого-нибудь, то виновные должны быть подвергнуты смертной казни. Если же несколько лиц, случайно оказавшись вместе в какой-либо стычке или схватке, помогают друг другу и кто-нибудь будет вследствие этого убит без достаточного повода, то тот из них, кто будет опознан как истинный виновник от руки которого приключилось лишение жизни, должен быть осужден, как нанесший смертельный удар, к отсечению головы мечом. Но если лишенный жизни получил опасные, заведомо смертельные удары от нескольких лиц и невозможно доказать, от чьей именно рука и удара он умер, то все наносившие, как выше указано, раны должны быть приговорены к смертной казни как нанесшие смертельные удары. Но по поводу наказания других соучастников, пособников, исполнителей, чьей рукой лишенный жизни был ранен несмертельно, а также если кто-либо при беспорядках или в драке будет лишен жизни и невозможно узнать о том, кем он был ранен, как указано выше, судьи должны запросить совет у законоведов76 и всюду, как будет ниже сего указано, сообщив все обстоятельства и особенности такого дела, поскольку их удалось установить, ибо в подобных случаях невозможно заранее предписать судьям все, что касается оценки некоторых обстоятельств.

Об осмотре лишенного жизни перед погребением
СХLIХ. Чтобы обеспечить в вышеупомянутых случаях оценку и исследование различных ранений, что окажется невозможным после погребения лишенного жизни, судья совместно с двумя шеффенами, судебным писцом и одним или несколькими хирургами (если они в подобном случае имеются и подобное исследование может быть произведено), которые должны предварительно принести присягу, должны внимательно осмотреть подобное мертвое тело перед погребением и приказать тщательно отметить и занести в протокол77 все полученные им ранения, удары и ушибы, каждый из которых должен быть обнаружен и исследован.

Ниже следуют общие указания о прочих случаях лишения жизни, которые могут влечь оправдание, если при том действовали установленным образом
СL. Имеется много иных случаев лишения жизни, происходящих по каким-либо ненаказуемым основаниям, поскольку этими основаниями пользуются законно и справедливо.
Например (ненаказуем) тот, кто убьет кого-либо за блудодеяние, совершенное с его женой или дочерью, как то предусмотрено уже в статье сто двадцать первой, гласящей о прелюбодеянии78.
Также (ненаказуем) тот, кто убьет кого-либо для спасения жизни, тела или имущества79 другого лица, а также, когда убивают люди, лишенные разума.
Тем более (ненаказуем), если будет убит по причине сопротивления кто-либо, кого поручено задержать по долгу службы и кто окажет непозволительное опасное и коварное сопротивление.
Также (ненаказуем) тот, кто убьет кого-либо, обнаружив его в ночную пору и при опасных обстоятельствах в своем жилище, или же тот, кто имеет животное, которое лишит жизни кого-нибудь, если он не предвидел заранее и ничего не слыхал о такой злобности этого животного, как предусмотрено выше в статье сто тридцать шестой80.
Все только что упомянутые случаи имеют весьма многочисленные особенности, влекущие оправдание или отказ в оправдании, так что описать и разъяснить все было бы слишком долго, и простого человека могло бы только смутить и ввести в заблуждение, если бы все подобное должно было быть охвачено настоящим уложением 81. Поэтому, когда судье и заседателям встретится такое дело, они должны обратиться за советом к законоведам и всюду, как то указано в конце настоящего уложения, а не судить самим по неразумным правилам и обычаям, противоречащим праву. Между тем иной раз до сей поры случается в уголовных судах, что судьи не выслушивают и не учитывают особенности каждого дела, проявляя тем самым крайнее недомыслие, и вследствие этого они многократно ошибаются и чинят людям неправду и повинны в их крови. Зачастую также случается, что судьи и заседатели благоприятствуют преступникам и направляют свои действия к тому, чтобы, возможно замедлив правосудие, освободить ведомых злодеев. Иные простодушные люди полагают, может быть, что они делают благо тем,
что совершают таким образом тяжкую провинность, и обязаны перед богом и людьми возместить ущерб истцу, ибо каждый судья и шеффен в силу своей присяги и ради спасения души обязан судить равно и справедливо по мере всего своего разумения, а ежели дело окажется свыше его разумения, он обязан обратиться за советом к законоведам и всюду, как ниже сего в конце Нашего настоящего уложения будет указано, ибо в столь важных делах, касающихся общественного блага и крови человека, подобает и должно приложить величайшее и строжайшее усердие.

Каким образом должны быть приведены доводы, для оправдания признанного деяния
СLI. Если кто-либо сознается (в деянии), но сошлется по сему поводу на обстоятельства, освобождающие его от уголовного наказания за подобное деяние, как было установлено выше о случаях и обстоятельствах, освобождающих от предусмотренного законом уголовного наказания, то судья должен спросить обвиняемого, может ли он надлежащим образом предъявить доказательства в свое оправдание. Если он вызовется сделать все потребное для этого сам, то он должен просить, чтобы сведущие в праве люди или судебный писец в присутствии судьи записали, предъявление каких доказательств они считают необходимым для оправдания подобного деяния. Затем, если, судья установит при помощи совета законоведов на основании статьи о доказательствах, что вышеуказанные обстоятельства, если они будут доказаны, освобождают от наказания за инкриминируемое и признанное деяние, то обвиняемого должно допустить изыскать подобные доказательства, так же как обвинителя - предъявить надлежащие доказательства противного. Пусть соответствующие власти назначат уполномоченных для заслушивания свидетельских показаний и произведут прочие действия, предусмотренные статьей шестьдесят второй82 и некоторыми последующими статьями о форме и мере оценки доказательств, а также дальнейшими статьями, предусматривающими установление виновности и т. д. В случаях сомнительных надлежит запросить, как будет указано ниже, совета законоведов.

О тех случаях, когда доказательства, предъявляемые виновным, не соответствуют статьям (закона)
СLII. Если же, однако, судья на основании полученного от сведущих людей совета придет к выводу, что вышеупомянутые статьи о доказательствах, а равно испрашиваемые доказательства невиновности не пригодны для оправдания виновного, то доказывание не должно допускаться, а, напротив, должно быть отклонено и судья и суд должны продолжать судопроизводство, как это надлежит в отношении подобного лица, признанного явно виновным.

На кого падает кормление при вышеупомянутом производстве
СLIII. Если тот, кто лишил кого-нибудь жизни, заключен за это в тюрьму и сознался в лишении жизни, но желает путем свидетельских показаний доказать, что он имел одно или несколько вышеуказанных оснований, могущих полностью или частично оправдать его в подобном лишении жизни, как о том постановлено законом, то родичи обвиняемого прежде всего дают перед судом и четырьмя шеффенами, по их указанию, надлежащее поручительство и обеспечение для обвинителя в том, что они возместят ему издержки на кормление обвиняемого и иной ущерб, причиненный обвинителю производством по поводу необоснованной и неподтвердившейся ссылки на извиняющие обстоятельства, в размере, определяемом тем же судом, если при судопроизводстве приводимые обвиняемым оправдания не будут признаны законными. Мы намерены таким образом оградить истца от причинения ему ущерба путем указанного не соответствующего истине и обманного выступления. В подобных случаях для определения размеров (издержек) шеффены и судьи должны обратиться за советом к законоведам и всюду, как то будет ниже сего указано.

О крайней бедности желающего прибегнуть к вышеупомянутому производству
С. Если обвиняемый крайне беден и не имеет близких, кои могли и были бы в состоянии представить указанное поручительство и обеспечение, и при этом
носительно лишения жизни, в котором он обвиняется, то судья должен со всем возможным тщанием, расследовав обстоятельства дела, написать обо всем властям и ожидать их решения, и в том случае, если подобное расследование должно быть произведено по долгу службы, издержки ложатся на суд или на соответствующих властей.

О крайней бедности желающего прибегнуть к вышеупомянутому производству
СLIV. Если обвиняемый крайне беден и не имеет близких, кои могли и были бы в состоянии представить указанное поручительство и обеспечение, и при этом сомнительно, имеет ли он достаточные оправдания относительно лишения жизни, в котором он обвиняется, то судья должен со всем возможным тщанием, расследовав обстоятельства дела, написать обо всем властям и ожидать их решения, и в том случае, если подобное расследование должно быть произведено по долгу службы, издержки ложатся на суд или на соответствующих властей.

О том, кто пожелает доказать свою невиновность, будучи заключен в тюрьму как объявленный опальным83 за убийство
СLV. Если будет заключен в тюрьму кто-либо, ранее объявленный опальным за убийство, согласно обычаю иных мест, и в тюрьме будет просить разрешения доказать свою невиновность соответственно постановлениям вышеприведенных статей об оправдании, то ему. должно быть дозволено доказать это, невзирая на то, что он ранее был признан опальным за убийство.

О производстве, возбужденном обвиняемым в уголовном преступлении, до заключения его в тюрьму
CLVI. Если кто-либо желает оправдаться в уголовном преступлении до заключения его в тюрьму, то он должен произвести это в надлежащем уголовном суде, согласно праву и обычаю каждого места. При таком производстве обеим сторонам должно быть предоставлено право делать юридические заявления, предъявлять необходимые обеим сторонам документы и свидетельские показания, и нельзя в сем отказывать (по дурному обычаю иных мест).
И данное лицо должно охранять, согласно праву, от незаконного насилия, но не более того.

ДАЛЕЕ СЛЕДУЮТ НЕКОТОРЫЕ СТАТЬИ О КРАЖЕ

Во-первых, о наиболее ничтожной (мелкой) краже, совершенной тайно
СLVII. Если кто-либо впервые совершил кражу, стоимостью менее пяти гульденов, и при том вор не был окликнут, замечен или застигнут до того, как он достиг своего убежища, а также если он не совершил взлома и не влезал (в помещение) и украденное стоит менее пяти гульденов, то это кража тайная и самая ничтожная (мелкая).
Если подобная кража будет затем раскрыта и вор будет захвачен с покражей или без таковой, то судья должен приговорить его, если вор имеет средства, уплатить потерпевшему двойную стоимость покражи. Если же вор не в состоянии уплатить подобный денежный штраф, он должен быть наказан заключением в тюрьму на некоторый срок. И если вор не имеет или не может достать ничего большего, то он должен, по крайней мере, возвратить украденное потерпевшему, или же оплатить, или возместить его стоимость, а потерпевший должен предоставить властям денежную буссу (оплатить судебные издержки) из этого простого возмещения украденного, но не свыше его стоимости.
При выпуске (из тюрьмы) вор должен оплатить стоимость своего кормления в тюрьме и заплатить тюремщикам за их труды и усердие (если ему есть из чего) или дать о том обычное поручительство; сверх того он должен дать наилучшим образом вечную клятву в том, что он будет соблюдать общий мир84.

О более тяжелой краже, совершенной в первый раз открыто, при которой вор был окликнут
СLVIII. Если при указанной первой краже, стоимостью ниже пяти гульденов, вор был застигнут ранее, чем он достиг своего убежища, и вызвал крики или погоню, хотя при краже не совершил взлома и не влезал (в помещение), то такая кража признается открытой, и так как деяние отягощено упомянутым смятением и оглаской, то вор должен быть выставлен к позорному столбу, высечен розгами и изгнан из страны. Прежде всего, однако, вор должен возвратить потерпевшему украденное или возместить его стоимость, если он в состоянии это сделать. Сверх того он должен дать наилучшим образом вечную клятву (не нарушать общего мира). Если же вор будет признан таким знатным лицом, в отношении которого можно надеяться на исправление, то судья (с разрешения и дозволения высшей власти) может подвергнуть его гражданско-правовому наказанию; таким образом он должен заплатить потерпевшему за кражу в четырехкратном размере и сверх того подлежит тому, что установлено выше в предшествующей статье о тайной краже.

О еще более тяжелой опасной краже, совершенной в первый раз путем вторжения или взлома
СLIХ. Если вор для вышеупомянутой кражи днем или ночью влезет или путем взлома проникнет в чье-либо жилище или хранилище или пойдет на кражу с оружием, намереваясь поранить того, кто окажет ему сопротивление, то такая кража признается, как указано выше, особо опасной, предумышленной кражей со взломом или вторжением независимо от того, будет ли эта кража первая или повторная, большая или малая и будет ли (вор) встречен или замечен до или после того. Также при краже, совершенной с оружием, следует опасаться насилия или нанесения ран. Посему в подобных случаях мужчина должен караться повешением, а женщина - утоплением или иным путем, сообразно положению лиц и усмотрению судьи, выкалыванием глаз или отсечением одной руки, или иным подобным тяжким телесным наказанием.



Предыдущая страница Предыдущая страница (3/6) - Следующая страница (5/6) Следующая страница

(123833 Прочтено. Последнее обновление 2005-07-11)

См. все содержимое категории Пособия, материалы к семинарам, диссертации и др. раздела Материалы.




Rambler's Top100

Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы Юрист по авторским правам Вадим Колосов


© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.018 секунды. Запросов к БД: 10.